Нотный архив

Смешанный хор

  Литургия

  Всенощная

  Праздники

  Постная Триодь

  Ектении

  Разные ноты

  Светские ноты

Однородный хор

  Литургия

  Всенощная

  Праздники

  Постная Триодь

  Ектении

  Разные ноты

  Светские ноты

 

  Одноголосные ноты

 

  Сборники

 

 

 



 

 

К 130-летию священника, регента и композитора Василия Зиновьева

В гармонии и согласии во всем

 

Священник Василий Николаевич Зиновьев родился 15(28) января 1874 года в селе Спас-Подгорье Ростовского уезда Борисоглебской волости Ярославской губернии в семье диакона церкви Преображения Господня. Отец его умер рано, в возрасте 39 лет, когда Василию, младшему из 4-х детей, было всего лишь 2 года. После смерти отца семья оказалась в крайней бедности. Несмотря на это, его мать, Евдокия Васильевна, сделала все, чтобы дать единственному сыну образование. По окончании Ростовского Димитриевского духовного училища Василий сделал твердый выбор: в будущем он видел для себя только духовное служение.

В 1888 году семья Зиновьевых переехала в Ярославль, где Василий поступил в духовную семинарию. В те годы в семинарии был свой оркестр, ансамбль гитаристов, устраивались литературно-музыкальные вечера. Увлеченность Василия музыкой, его редкая одаренность были замечены — в 5 классе его назначают регентом семинарского хора.

В 1894 году Василий окончил курс семинарии и был определен на должность учителя церковно-приходской школы при Югской Дорофеевой пустыни в Рыбинском уезде Ярославской губернии. Именно работа с детьми положила начало композиторской деятельности молодого регента. Здесь, в Дорофеевой пустыни, он и написал свои первые песни для детского хора. Через десять лет, в августе 1904 года, в московском издательстве П. Юргенсона вышел в свет сборник детских песен о. Василия «Пение на Рождественской елке в народной школе» в 6 выпусках. Авторитет композитора и известность его песен были столь велики, что почитатели таланта о. Василия и живые свидетели его жизни утверждают, что именно ему принадлежит музыка знаменитой песни «Вечерний звон» на стихи английского поэта Томаса Мура в русском переводе слепого ярославского поэта Ивана Козлова. В. Зиновьев написал ее для детского хора, а в 1907 году сделал переложение для полного смешанного хора. После смерти композитора песня продолжала звучать, но имя автора музыки было предано забвению по той лишь причине, что композитор — священник. К сожалению, до сих пор не удалось разыскать оригинала этой песни. В настоящее время она звучит в обработках современных композиторов.

Молодой учитель пробыл в Дорофеевой пустыни только год. В ноябре 1895 года Архиепископ Ионафан рукоположил Василия Зиновьева во диакона к Петропавловской церкви при Ярославском кадетском корпусе. А за месяц до этого в ярославской церкви Димитрия Солунского состоялось бракосочетание Василия Николаевича Зиновьева и девицы Марии Львовны Львовой, московской мещанки, приемной дочери дворянки Ольги Савиной. Брак оказался на редкость счастливым и гармоничным. Помимо домашних обязанностей, забот по воспитанию детей, матушка находила время, чтобы разделять музыкальные интересы своего супруга: Мария Львовна получила прекрасное образование в московском частном пансионе госпожи Пуссель.

В декабре 1896 года диакон Василий Зиновьев был рукоположен во пресвитера к Троицкому храму при ярославском Николаевском детском приюте и назначен законоучителем и учителем пения. В этом храме о. Василий прослужил почти 30 лет.

Педагогическая работа, занимавшая в творчестве священника Василия Зиновьева особое место, продолжалась до конца его жизни. Его авторитет как преподавателя пения и композитора (в 1897 г. в издательстве П. Юргенсона напечатан хоровой цикл «Шесть тропарей покаянного канона», а в 1898 г. — сборник для смешанного хора «Песнопения из Божественной литургии») в епархии и городе быстро рос. И когда 2 июля 1900 года в Ярославле в здании Ионафановского епархиального училища открылись педагогические курсы для учителей церковных школ, о. Василия пригласили вести на них занятия по пению. Высоко оценил труды о. Василия высокочтимый протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадтский), посетивший эти курсы 16 июля. «Прекрасно, гармонично, умилительно поете! — говорил он. — Гармония, согласие, согласие во всем — великая сила! Пусть так же гармоничны будут и ваши юные еще души, и ваши дела и помыслы пусть составляют гармонию, приятную Богу!»

А с 13 сентября 1900 года священник Василий Зиновьев — учитель церковного пения всех классов Ярославской духовной семинарии. В семинарском хоре, которым стал управлять Зиновьев, было более 100 человек.

В одном из докладов на ежегодных собраниях городского духовенства о. Василий говорил: «Без хорошего церковного хора православное богослужение наполовину теряет свое величие и красоту, хороший хор — истинное украшение церкви, церковное пение есть могучая сила, настраивающая душу к молитве...»

В те годы доступных руководств по методике обучения хоровому пению и регентскому делу практически не было. Тогда о. Василий, восполняя этот пробел, составил «Азбуку школьного пения», «Элементарный курс сольфеджио», «Практическое руководство для начинающего учителя-регента». Эти труды актуальны и сегодня: их можно непосредственно использовать в изучении и преподавании церковного пения.

21 августа 1906 г. высокопреосвященнейшим Иаковом (И. А. Пятницкий), архиепископом Ярославским и Ростовским, о. Василий был назначен регентом архиерейского хора Успенского Кафедрального собора.

2 апреля 1907 г. Ярославль встречал своего нового архипастыря  —  архиепископа Ярославского и Ростовского Тихона. «Ярославские епархиальные ведомости» так описывали это событие: «Вот высокопреосвященнейший Тихон, благодушный, улыбающийся, вышел из прибывшего поезда, и весь народ, встречавший владыку, обнажил свои головы и отдал святителю общий поклон». С вокзала, благословляя жителей Ярославля, под торжественный звон всех ярославских колоколов, владыка направился в Кафедральный собор...

На протяжении 7 лет архиепископ Тихон руководил Ярославской кафедрой. Именно на эти годы пришелся наиболее активный и плодотворный период в творчестве священника Василия Зиновьева. В 1907 году, по благословению архиепископа Тихона, Зиновьев взял на себя труд гармонизации церковных гласовых песнопений местного распева. За основу он взял старинный напев архиерейского хора, который, местами поддаваясь влиянию обихода Львова и Бахметьева, вполне сохраняет черты местного колорита. Результатом этой работы стала книга «Воскресное всенощное бдение». Архиепископ Тихон высоко оценил труд о. Василия — автор был награжден камилавкой. В Феодоровском Кафедральном соборе до сих пор поддерживается традиция изучения гласовых напевов по книге Зиновьева.

Н. Леданов, певчий из хора о. Василия Зиновьева, вспоминал о том, как архиепископ Тихон называл своего любимого регента «русским Бахом».

По просьбе архиепископа Тихона, о. Василий написал цикл песнопений «Архиерейское облачение». В этом цикле есть редчайшее песнопение «Вошел еси во церковь». Текст и мелодию знаменного распева композитор взял из старых нот первой половины XVII века, времени патриарха Иосифа. В 1918 г. патриарх Тихон передал ноты этого песнопения А. Кастальскому для исполнения. В одном из своих писем А. Кастальский пишет: «...Мне приглянулся текст (мелодия обиходная), и я «состряпал» на эту мелодию и текст (отчасти и его переиначив по-своему...) некое песнопение «на облачение архиерея...» Гармонизация А. Кастальского получилась крайне неудачной. Забвение, казалось бы, поглотило это дивное песнопение о. Василия Зиновьева. Однако эта музыка вновь зазвучала под сводами Феодоровского Кафедрального собора г. Ярославля на вечернем рождественском богослужении в 2000 году в исполнении архиерейского хора.

Вершиной творчества талантливого композитора явилось песнопение «С нами Бог!» — торжественный хор, написанный на слова пророка Исаии и предназначенный для молебного пения в день Рождества Христова. Автор посвятил это песнопение 100-летию со времени окончания Отечественной войны 1812 года. Песнопение впервые прозвучало в Ярославле. Вскоре его знала вся Россия...

Отец Василий обладал поистине поразительным трудолюбием. Не было, пожалуй, ни одного значимого события в жизни России и Ярославля, на которое бы не откликнулась новым сочинением его неиссякаемая творческая энергия. А ведь помимо своих каждодневных пастырских и педагогических трудов, о. Василий вел еще и активнейшую концертную деятельность. О том, насколько концерты, в которых он участвовал, оказывались важны для епархии и города, мы можем сегодня судить по сохранившимся номерам ярославских газет начала XX века.

26 февраля 1912 года состоялся концерт архиерейского хора под управлением о.Василия, вызвавший в публике повышенный интерес и собравший такое количество слушателей, что зал к началу концерта был буквально переполнен и не мог вместить всех желавших попасть на него. Своеобразность программы концерта заключалась в том, что, помимо песнопений, исполняемых в храмах, в нее были включены «Псалмы царя Давида» под аккомпанемент арфы (музыка Ипполитова-Иванова), «Воскресение Христово видевше» патриарха Никона, записанное с голоса странника в Ферапонтовом монастыре и, по случаю исполнившегося 300-летия со дня кончины патриарха Гермогена, «Чтение дьяконом московскому люду послания патриарха Гермогена тушинским изменникам в 1609 г.» (бас с хором, музыка А.  Кастальского).

В 1913 г. весь русский народ отмечал великую дату — 300-летие царствования дома Романовых. Архиерейский хор и его руководитель оказались в центре торжеств. 21 мая хор под управлением о. Василия пением пасхальных песнопений встречал императора в Успенском Кафедральном соборе. В этот же день на Ильинской площади была исполнена кантата «300-летие дома Романовых». Исполнил ее грандиозный, в несколько сот человек, хор под управлением о. Василия Зиновьева в сопровождении духового оркестра. Через некоторое время священник Василий Зиновьев «лично Его Императорским Величеством был награжден золотым наперсным крестом из кабинета Его Величества за отличное пение».

Ежегодно в Ярославле устраивались великопостные религиозно-нравственные чтения, которые проходили в зале мужской гимназии. Хор под управлением о. Василия сопровождал их исполнением особенных церковных песнопений — великопостных. Мелодично и еле слышно лились звуки глубокотрогательных стихир, в которых повествуется о земных страданиях Христа и об его грядущем воскресении из мертвых.

Местная печать постоянно публиковала восторженные отзывы о духовных концертах архиерейского хора и новых композициях о. Василия.

5 февраля 1914 года на Ярославскую кафедру прибыл новый архиепископ Ярославский и Ростовский Агафангел (А. Л. Преображенский). В Успенском Кафедральном соборе архиерейский хор встретил архипастыря пением «Вошел еси во церковь» и старинным многолетием, так называемым «Патриаршим», в изложении о. Василия Зиновьева. Полные жизни и возвышенной радости мелодии придавали особую торжественность встрече нового архипастыря.

8 августа 1914 года Ярославль отмечал знаменательное событие древнерусской церковной истории — 600-летие явления чудотворной Толгской иконы Божией Матери. Празднование проходило в Толгском монастыре. Чудесно пел хор архиерейских певчих песнопения лучших духовных композиторов России — А. Кастальского, П. Чеснокова и самого регента хора — священника Василия Зиновьева. По окончании литургии архиерейский хор прекрасно исполнил юбилейную кантату «600-летие явления Толгской иконы», слова и музыку которой написал о. Василий.

Началась первая мировая война. В августе 1914 года о. Василий пишет слова и музыку кантаты «Русь Святая». Кантата прозвучала как призыв ко всему русскому народу встать на защиту своего Отечества. Она была напечатана в епархиальной типолитографии. Всю сумму от продажи партитур автор просил передать на нужды военного времени, а сам, 16 сентября 1916 года, ушел добровольцем на фронт. Он служил полковым священником в 207-м запасном пехотном полку, стойко и мужественно перенося вместе с воинами вое невзгоды и лишения.

В феврале 1917 года о. Василий вернулся в Ярославль и вновь стал служить в Троицком храме Николаевского приюта, преподавать пение в Мариинской гимназии, где учились его дочери. Но та, мирная, довоенная жизнь уже не вернулась...

В 1918 году он идет работать учителем пения в советских школах г. Ярославля. Но уже через год ему, священнику, запретили преподавать в школе. Отец Василий был поставлен перед выбором — либо служение в храме, либо светская деятельность учителя музыки. Он остался в Церкви. При Сретенском храме организовал художественную капеллу. «Это был хор такого великолепного звучания, что слушать его приезжали даже из Москвы», — вспоминает П. И. Полтавцева рассказы своего отца, регента церкви Параскевы Пятницы, что на Туговой горе.

15 октября 1921 года о. Василий становится заведующим кафедрой эстетического воспитания Ярославского педагогического института. Он преподает пение и руководит студенческим хором.

13 июня 1922 года о. Василия постигло большое горе — утонул в реке Которосль его единственный сын Николай в возрасте 15 лет. Он был очень музыкальным, одаренным ребенком, прекрасно играл на скрипке. А за год до этого скончалась от паралича сердца его супруга, Мария Львовна.

Пережив такую большую семейную трагедию, он полностью посвятил себя работе и воспитанию дочерей.

В мае 1922 г. в Ярославле обновленческим Высшим церковным управлением была организована новая, именуемая ими «Живая церковь». Православное духовенство Ярославской епархии отрицательно отнеслось к самозваной церковной власти. Священник Василий Зиновьев не мог остаться в стороне от этих событий. 10 октября 1922 г. он пишет заявление в ОГПУ: «По уполномочию духовенства ... прошу о разрешении собрания 15 октября в церкви Святаго Духа в I час дня. Цель собрания: восстановление единения между отдельными группами. Священник Василий Зиновьев». Собрание, на котором присутствовало около трех тысяч человек, состоялось. После этого последовали аресты. 28 октября был арестован и священник Василий Зиновьев. Дополнительным поводом для ареста послужила и проповедь, сказанная им 17 июня в Троицкой церкви: «...когда Николая прогнали — вы спали. Временное правительство свергнули  —  вы спали, и Ленин сидит  —  спите. Сказал бы больше, да «Коровники» (ярославская тюрьма — прим. авт.) недалеко. Меня посадят — и вы тоже будете спать...» На допросах о. Василий держался достойно, не теряя чувства юмора. Вскоре его выпускают, взяв подписку о невыезде, в связи с тем, что 3 хоровых коллектива, которыми управлял о. Василий, остались без руководителя. 22 ноября 1922 года он был окончательно освобожден.

Напряженная профессиональная деятельность, житейские испытания сказались на здоровье композитора. В ноябре 1923 г. проявилось заболевание горла, которое требовало серьезного лечения.

13 мая 1924 г. состоялось собрание приходского совета Свято-Духовской церкви г. Ярославля, на котором обсуждался вопрос «о болезни о. В. Н. Зиновьева, для излечения коей ему необходима поездка в Крым, и о воспомоществовании ему (о. В. Зиновьеву), как общественно-церковному деятелю. Постановили: принять подписные листы, предлагаемые приходским советом Сретенской церкви, и произвести добровольные по нам сборы. Председатель собрания священник Н. П. Розов». И уже в последние числа мая о. Василий отправился на лечение в Крым. Там наступило некоторое улучшение, но по возвращении в Ярославль болезнь снова дала о себе знать. В октябре 1924 г., по настоянию врачей, о. Василий переехал в Москву на лечение.

В Москве он взял на себя управление хором в храме Преподобного Сергия Радонежского, что на Рогожской заставе. Отец Василий глубоко чтил преподобного Сергия, горячо верил в его молитвенное предстательство за Русскую землю. Он положил на музыку кондак акафиста преподобному «Возбранный от Царя...» с припевом «Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче». Промыслу Божию было угодно, чтобы это песнопение стало лебединой песнью выдающегося композитора.

В феврале 1925 года о. Василий приехал в родной город в праздник Сретения Господня. Видимо, в предчувствии близкой кончины, композитор решил проститься со всем, что было ему так дорого, чему он отдал всю жизнь и творческие силы. Посетил Троицкий храм и скорбел, что не может послужить: храм был закрыт. Несмотря на сильное недомогание и слабость (в это время о. Василий даже говорил с трудом), хором в Сретенском храме он все-таки управлял...

25 марта 1925 года священник Василий Зиновьев скончался в московской больнице. Гроб с его телом перевезли в Ярославль, а 30 марта в Сретенском храме было совершено отпевание.

Множество почитателей его таланта провожали в последний путь любимого пастыря и талантливого композитора. Искренняя скорбь тысяч людей говорила о том, что о. Василий достойно прожил свою жизнь, а его творения нашли отклик в сердцах людей.

Священник Василий Зиновьев был погребен неподалеку от храма Параскевы Пятницы на Тутовой горе рядом с могилами жены композитора Марии Львовны и сына Николая. На месте погребения поставили памятник в виде каменного надгробия. Из разных уголков России почитатели его таланта приносят сюда скромные букеты цветов и зажигают свечи...

 

Людмила Зуммер

 

«Ярославские епархиальные ведомости»  №№ 11–12, 2003 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

© 2003–2017 Horist.ru

При копировании материалов ссылка на www.horist.ru обязательна